Общество

Коронавирус в Хабаровске грозится выйти из-под контроля после многотысячных митингов

Если тенденция по заболеваемости сохранится, ситуация в регионе может начать развиваться по итальянскому сценарию
Для бригад скорой помощи последние два месяца по-настоящему жаркие. И жара эта уходить, похоже, не собирается

Для бригад скорой помощи последние два месяца по-настоящему жаркие. И жара эта уходить, похоже, не собирается

Фото: Михаил СЕРГЕЕВ

Кривая заболеваемости коронавирусом в Хабаровском крае, вроде бы, вышла на плато. Вот только куда ее потом вывезет, учитывая продолжающиеся с выходных массовые гулянья по городам и селам после ареста губернатора Сергея Фургала?

КРОВАТИ НАЙДЕМ, А ВРАЧЕЙ?

Цифры двухзначные, преходящие в трехзначные. Вчера заболели 95 человек, позавчера – 121, 15 июля – 98. В течение последней недели заболевает в среднем по сто человек. По словам экспертов, последствия акций протеста, во время которых на улицу вышли толпы народу, можно будет оценить не раньше, чем через десять дней.

Я задаю вопрос Александру Витько, министру здравоохранения Хабаровского края: чего нам ожидать в ближайшее время?

Министр здравоохранения края готов к самому пессимистичному повороту, но очень надеется на лучшее

Министр здравоохранения края готов к самому пессимистичному повороту, но очень надеется на лучшее

Фото: Правительство Хабаровского края

- Все меры, которые принимаются в крае, - это решение краевого правительства по рекомендации санитарного врача. Здравоохранение выступает в роли ликвидатора последствий, - констатирует Александр Валентинович. - По краю, по миру ходит опасная, очень контагиозная инфекция. Последствия, как мы уже увидели, могут быть тяжелыми. Один больной может заразить 5-6 человек. В соответствии с нормативами мы должны были развернуть 658 коек, сейчас имеем 1520 коек. Из них 77,5% в целом по краю заняты.

В абсолютных цифрах – заняты 1178 из 1520, свободны три с половиной сотни. Получается, мы балансируем на грани, вот-вот мощности инфекционных госпиталей будет исчерпана? Но ведь люди выздоравливают, значит, освобождают койки.

- В среднем, чтобы вылечить пациента, нужно от 14 до 40 и больше дней. Если прирост новых пациентов не шел, а он идет. Может встать вопрос о развертывании коечного фонда в кинотеатрах, спорткомлексах и так далее, - у министра здравоохранения усталый взгляд, видно, что в дни «массовых кормлений голубей» он постоянно крутил эту мысль в голове.

- Кровати найдем, а врачей?

- С врачами проблема. Очень жесткий режим работы, люди буквально работают на износ. Специалистов – инфекционистов, пульмонологов – сейчас не хватает, потому что пациентов очень много. И врачи тоже люди, они заболевают коронавирусом и уходят на больничные.

ТЕРЯЕМ ПРЕИМУЩЕСТВО С КАЖДЫМ ДНЕМ

Александр Валентинович уверен, что единственно верное поведение в таких условиях – соблюдать меры предосторожности. Социальная дистанция, маски, мытье рук – это же так просто! Режим самоизоляции позволил растянуть во времени скачок, но мы с каждым днем теряем преимущество.

- Может произойти самое страшное – коечного фонда не хватит. Перепрофилировать новые учреждения под инфекционные госпитали сложно. Большинство наших больниц – это приспособленные здания. Почему мы строим противотуберкулезную больницу? Потому что сейчас она располагается в бывшем общежитии масложиркомбината. Как в таком здании обеспечить все требуемые условия? Должна быть шлюзовая система, разведение потоков пациентов, чистая и грязная зона, и масса других моментов, - объясняет министр, добавляя, что, если потребуется, дополнительные койки будут организованы – над этим сейчас работают.

Самая непростая ситуация, конечно, в Хабаровске и Комсомольске-на-Амуре. Здесь и людей живет больше, и приезжих много. Хабаровск – транзитный, перевалочный пункт, через него идут пассажирские и грузовые потоки по всем видам транспорта. Приезжают дальнобойщики, вахтовики добираются до мест работы. Каждый из них может стать переносчиком заразы, а кто-то уже приезжает больным – попробуй, проверь тех же дальнобоев.

МАХОВИК БОЛЕЗНИ РАЗГОНЯЕТСЯ

Многие горожане ведут себя так, будто точно знают, что не заболеют «короной»: маска - в кармане, социальная дистанция – вы о чем? Помню, как в Хабаровске трудных подростков, стоящих в шаге от серьезного преступления, отправляли с экскурсией в СИЗО, показывали им, к каким последствиям приводит несоблюдение законов. Говорят, многим помогало. «Коронавирусных диссидентов» стоило бы отправлять в дежурство с врачами «скорой помощи».

- В середине марта у нас был первый случай коронавируса. Ситуация с тех пор разгоняется как маховик, - Виталий Пустовой, главный врач Хабаровской станции скорой медпомощи. - Вышли ли мы на плато? Судить трудно. Наплыв пациентов не снижается. Кроме коронавирусных больных, люди как болели, так и болеют. Летом у нас всегда идет небольшой спад. Много хроников уезжают на дачи и там они уже не болеют. Но этим летом спада мы не видим.

Главврач станции скорой помощи Виталий Пустовой

Главврач станции скорой помощи Виталий Пустовой

Фото: Юлия ТЕРЕНТЬЕВА

Средняя нагрузка в сутки – 750 вызовов в сутки. Шестьдесят бригад работают в Хабаровске. Сколько на бригаду приходится? Впрочем, для них это - обычная нагрузка.

- Волной идет. На выходных больше, потому что не работают поликлиники. В среднем 800-850 вызовов. Два года назад была эпидемия гриппа и мы принимали по 1500 вызовов в сутки. Причем поступали они неравномерно – были утренние и вечерние пики, - вспоминает главврач. - Поэтому было особенно тяжело и были задержки по выездам. Сейчас я замечаю, что таких пиков нет – нагрузка почти всегда высокая. Конечно, люди стали грамотней. Знают, что надо вызвать на дом врача, который уже примет решение о необходимости госпитализации. Наша задача доставить пациента на госпитализацию.

Карета скорой привозит пациента на компьютерную томографию, где больных «сортируют». КТ показывает картину коронавируса, которую, как говорит Виталий Пустовой, не спутаешь с обычной пневмонией. Специалист с помощью КТ сразу увидит эти отличия. А бригада скорой мчится уже на следующий вызов…

- Нагрузка есть, в основном психологическая. И у врачей есть страх перед болезнями, и они тоже опасаются за своих близких. В защитных костюмах очень тяжело. Вы целую смену находитесь в маске, в очках, в костюме, перчатках. Вы осматриваете людей, которые, возможно, больны опасной болезнью. Спасибо правительству, что оно назначило доплаты. Да, осознание долга, миссии есть у каждого врача, фельдшера, медсестры. Но и материальная сторона важна, - будто извиняясь за проявление «человеческой слабости» говорит Виталий Станиславович.

РЕАЛЬНОСТЬ БЕЗ РОМАНТИКИ

Сотрудник скорой помощи – это отдельная специализация. Ему приходится на месте быстро и по возможности безошибочно решить: нуждается ли пациент в госпитализации? С одной стороны, можно возить всех, но так можно перегрузить больницы. С другой стороны, жизнь пациента важнее всего. Каково работать в нынешней обстановке, под постоянным давлением и просвета – самое печальное – пока не видно?

- Особенность нашей работы такова. Мы не знаем, что нас ждет на вызове и так было задолго до коронавируса. Может наркоман оказаться, может нетрезвый пациент с ножом кинуться, - как нечто само собой разумеющееся сообщает мне главврач. - Первые два раза испытываешь стресс, потом начинается статистика.

Маска и соблюдение социальной дистанции ох как облегчили бы жизнь врачам и фельдшерам. И министр здравоохранения, и главврач скорой в один голос говорят: это помогло удержать ситуацию в неких разумных пределах, помогло не допустить лавинообразного роста.

- Коронавирус все-таки не чума, это близкий родственник гриппа. Он распространяется по таким же правилам. Мы уже встречались с коронавирусом, но тот вирус был менее опасен. Да, со временем сформируется коллективный иммунитет, изобретут вакцину, но сейчас мы должны сделать все, чтобы не занимать койки, - терпеливо объясняет Виталий Пустовой. - Ты не можешь быть уверен в том, что тебя это не коснется. Ты не знаешь, как у тебя будет развиваться болезнь – отделаешься легким недомоганием или окажешься на койке, подключенным к ИВЛ.

Добавлю: и хорошо, если подключат, а если аппаратов на всех не хватит? Не нужен Хабаровскому краю испано-итальянский сценарий.

Редкий кадр - бригады скорой на станции. Нужно заполнить документы, может даже удастся выпить чаю

Редкий кадр - бригады скорой на станции. Нужно заполнить документы, может даже удастся выпить чаю

Фото: Михаил СЕРГЕЕВ

Редкий кадр - бригады скорой на станции. Нужно заполнить документы, может даже удастся выпить чаю

Редкий кадр - бригады скорой на станции. Нужно заполнить документы, может даже удастся выпить чаю

Фото: Михаил СЕРГЕЕВ

ВРАЧИ ГОВОРЯТ

Георгий, врач подстанция Хабаровск-2 (Железнодорожный район) СМП г. Хабаровска:

- Был разговор, что подстанцию вообще хотели закрыть на карантин, половина работников переболели. Сейчас вроде полегче стало. Меня пронесло, но несколько человек и сейчас на больничном на нашей подстанции. Каждая бригада каждый месяц контактирует с больными, у которых уже есть подтвержденный диагноз - короновирус. Так что риск велик. Несмотря на то, что мы в защитных костюмах работаем.

Я на неотложке уже 15 лет работаю. Никогда не было такого числа пневмоний. Ковид это или не ковид, потом диагностика проводится. И на каждый такой вызов мы надеваем защитный костюм.

Везде же видеонаблюдение, попробуй не надень. Сразу полишают всего. Хоть по жаре в них в сто раз тяжелее работать. Все на свете начинаешь проклинать через пять минут. Тут и так душно, в раскаленной на солнце машине, а еще будто в целлофан тебя с ног до головы запаковали, весь мокрый. Если долго с больным возишься перед транспортировкой в больницу, ну к примеру полчаса, уже попросту задыхаешься. Защитные очки запотевают, сначала как в тумане, потом все равно снимать, протирать - видимость до нуля падает. Одно после ковидного больного хорошо, что на другой вызов сразу не отправят. Минут 15 есть на дезинфекцию костюма, машины. А так-то с вызова на вызов, ни передохнуть, ни перекусить. Работаем на пределе возможностей.

Число вызовов ощутимо выросло. Если я заехал на подстанцию, то только пойду, руки вымою – уже новый вызов. Тут в том беда, что обычные заболевания никуда не делись, их не меньше, чем прошлым летом. А люди сейчас только увидят у себя на градуснике температуру, сразу вызывают скорую, говорят: ковид. Независимо от наличия других симптомов. Человек перекупался в реке, к примеру, или ангина у пациента - никто в поликлинику не обращается. Все на скорую: спасайте, а иначе сейчас мол помрем! В общем, бригад в работе меньше, а вызовов больше. Нередко такое, что еду на один вызов, не экстренный, а в дороге новый адрес дают, перенаправляют на более экстренный вызов.

Ирина Божен, врач подстанции СМП Кировского района г. Хабаровска:

- Конечно, чем меньше работников, тем больше нагрузка на оставшихся врачей. Это слава богу, если на обед запустят вовремя, а так как сели на бригаду, так и ездим. Но у нас никогда особого запаса прочности по числу бригад не было. Как сидели под завязку в вызовах, так и сидим. И до начала эпидемии нечасто на подстанцию заезжали, времени было немного свободного.

Летом раньше можно было свободнее вздохнуть оттого, что кто-то в отпуск уезжал, кто куда. По сравнению с прошлым летом этим пока что спада вызовов не ощущается. Плюс значительно прибавилось санитарно-транспортных вызовов, это к примеру отвезти на МРТ легких пациента из дома.

О защитных костюмах: двигаться в них можно, а жить в них нельзя, задыхаемся. Это все равно что в резиновом костюме в парилку зайти. Костюм сам по себе легкий, почти невесомый, но не дышит тело совершенно, жара какая стоит… Первая мечта хоть воздуха глоточек.

На больничном постоянно кто-то из наших. Врачи тоже люди, мы все болеем. Ну и кроме ковида, есть и другие заболевания у людей.