Общество

Нам нужна мобилизация без мобилизационной экономики

Пандемия коронавируса и экономический спад мировых рынков в считанные дни сделал самые, казалось бы, горячие вопросы сложившейся повестки дня устаревшими и неактуальными

Всё теперь в прошлом.

И замечательно! У нас, наконец-то, появилось время задуматься о будущем и начать его формировать.

Общая оценка ситуации, принимаемые большинством стран экстренные административные меры, как и временная отмена многих привычных благ цивилизации, показывает, что от очень много следует отказаться.

Нам пора заново «ощупать себя», провести инвентаризацию наших ресурсов и возможностей в условиях тотальной неопределенности, отделить плевелы от зёрен, наносное от подлинно ценного – определить главное и самое важное…

И вот что мне стало ясно за эти дни.

Главное – это жизнь, здоровье и благополучие моих соотечественников, будущее и процветание нашей страны.

Скажут, что банально, но я позволю себе не согласиться.

В условиях напряженной и труднопредсказуемой эпидемиологической ситуации, нестабильности мировых рынков именно это главное определяет наши шаги по адекватным действиям против коронавируса и десятка других смертельно опасных болезней. Позволяет иначе взглянуть на ситуацию, в которой мы оказались. Оценить свои возможности. Это не только и не столько борьба с чем-то или кем-то, по существу, это рождение новой жизни.

Жизнь как процесс, противоположный энтропии, как осознанное противодействие любым деградационным трендам, как повышение сложности нашего общества, как ежедневное преодоление смерти.

Для этого принципиально важно сделать акценты не только на противодействие распространению вируса, а на его системную и энергичную профилактику, предупреждающую работу по защите здоровья российского населения. Надо использовать лучший мировой опыт и предложить собственные шаги, и это не только и не столько карантин, это другой контур действий.

Необходимо проанализировать и применить передовой опыт стран, столкнувшихся с распространением эпидемии раньше России. Для ограничения распространения заболевания необходимо применять самые активные и экстренные меры, распространить на все регионы опыт Москвы, где введен карантин в учебных заведениях, детских садах, сотрудники переведены на дистанционный режим работы, а также проводятся диагностические мероприятия с целью выявления короновируса у лиц с клиническими проявлениями респираторных инфекций, относящихся к группе риска и состоявших в контакте с заболевшими.

Также важна организация специальных мер по усилению иммунитета. На мой взгляд, необходимо следующее:

- вводить специальные режимы питания и отдыха,

- давать скидки на повышающие иммунитет продукты питания,

- обеспечивать энергичное восстановление за счёт передовых цифровых медицинских технологий антивирусной безопасности для устойчивой, динамичной деятельности, включая, разумеется, и сплошную добровольную диагностику в специальных процедурных пунктах людей старше 50,

- проводить диагностику тех, кто прибыл из-за границы с декабря по март.

Задача этих мер – решительно и резко усилить общественный иммунитет, исключить любые возможности для распространения инфекции манипуляции и не дать развернуться панике.

Следует отметить, что сейчас самое время быстро и эффективно разобраться с вопросом организации детского питания, обеспечить выполнение приоритета, который сформулировал Президент страны в январском послании.

Не менее, а может быть гораздо более важно то, что мы прямо сейчас вынужденно наблюдаем, – это усугубление негативных тенденций, сползание в экономическую рецессию, опасность закрытия многих секторов, ведущих предприятий и риск резкого увеличения числа безработных в стране. В этой связи вынужден сказать прямо: используя ситуацию с коронавирусом, надо «выломать» страну из деградационных трендов и перевести экономику на рельсы многоукладной форсированной реиндустриализации.

Что это означает практически? Прежде всего, это комплекс мер, который включает формирование новых национальных индустрий, ориентированных на развитие глобальных цепочек добавленной стоимости, пересборку промышленной системы, поддержку передовых экспериментальных производств, развитие системы стратегического маркетинга, нацеленные на производство и продвижение отечественной высокотехнологичной продукции на внешних и внутренних рынках.

Фактически речь может идти о стратегической инициативе, программе развития промышленности с обозначенными целевыми и перспективными нишами внешних рынков, в которые целесообразно войти с высокотехнологичной продукцией и технологиями российского производства. Если говорить о перспективных рынках, то следует вести речь и о тех рынках, которых сегодня нет и которые появятся или которые нужно формировать.

Обвал, неопределенность и переустройство мировой экономики – это надолго: как минимум на пять лет. Это время и возможности, которые мы рискуем потерять и из-за которых можем оказаться на обочине процессов мирового развития. Эту ситуацию не исправить косметическими коррекционными мерами, так как на наших глазах происходит изменение самой архитектуры экономики и рынков, которые подвергаются распаду и переделу.

Вирусная истерия и информационная волна набатом вбивает в уши антигуманитарный и людоедский лозунг: «Теперь каждый сам за себя». И это не только лозунг, но и реальные заявления и действия лидеров ряда стран, международных, государственных и экономических институтов.

В развернувшейся борьбе не будет пощады слабым, их будут использовать и добивать. Поэтому необходимо прекратить лелеять надежды, что нынешнее падение цен на нефть совсем ненадолго и скоро, как в 2008 и 2014 годах, всё «в целом» восстановится и цены назад отскочат, а возможности восстановятся естественным образом под прикрытием достаточно привычных заявлений.

Всё дело в том, что теперь становится ясно: другие крупные игроки не хотят восстанавливать старый, добрый и ставший привычным мир глобализации, обвязанный долларом в качестве резервной валюты. Игнорировать этот факт означает осознанно вводить себя в мир иллюзий и заблуждений, выход из которого может быть не столь радужным, каким кажется на первый взгляд. Нужно самим нащупывать твердые основания в этой ситуации и двигаться наперерез разворачивающемуся кризису.

Мы стремительно вползаем в совершенно новую реальность, которая никому пока непонятна, но она требует чёткого анализа и постановки целей, тотального понимания того, чего мы хотим как общество и нация в этом новом, формирующемся из хаоса мире.

При этом существенная угроза для страны находится в возможном резком падении доверия граждан к государственным институтам и к курсу национальной консолидации перед стратегическими для страны вызовами, обозначенном нашим Президентом.

Прямо сейчас начинается постоянная диагностика эффективности государственного управления и нашей государственности. В отсутствие убедительных и реальных действий, где негативное развитие ситуации может быть истолковано обществом как потеря управляемости в важнейший и сложный период.

Соответственно, сейчас от Главы государства и от всех нас, кто думает на опережение и готов действовать, требуется новое видение и нестандартный всеобъемлющий план продвижения в будущее. Прежде всего, в сфере экономики, государственного управления, социально-экономической политики. Возможность реализации такого плана ни в коем случае нельзя упускать. В наши дни стираются границы между внутренним и внешним политическим действием, в современном информационном обществе национальная экономика – это всегда геоэкономика и геополитика, совокупные возможности страны.

Именно поэтому нам требуется сменить саму экономическую философию страны, как это обозначил в своей редакционной статье в феврале влиятельный американский журнал Foreign Policy («America Needs a New Economic Philosophy. The United States cannot get grand strategy right if it gets economic policy wrong»). Американское экспертное сообщество и управляющие круги понимают, что старой экономики больше не будет, привязка экономики к нефтедолларам уходит в прошлое.

Такой новой экономической философией для России может и должна стать философия эффективного, экспансивного и суверенного хозяйствования без изоляционизма, раскрывающая наши конкурентные преимущества и возможности в области науки, образования и развития передовой промышленности.

В рамках философии суверенного экспансивного хозяйства (а всё живое стремится к экспансии, усложнению и развитию) очевидно, что главная причина – это критическая зависимость России в экономике не от нефти, а от глобальной финансово-экономической системы, где гегемоном является США и доллар.

Именно поэтому недопустимо рассматривать нашу практически стопроцентную встроенность в эту систему, в том числе через опору на мировую цену на нефть, исключительно как возможности и преимущества, как «естественную» и «нормальную».

Необходимо начать формировать контуры нового мира, окружающей новой реальности самостоятельно. Нельзя давать сбываться любым негативным «апокалиптическим» прогнозам, когда нам пророчат, что в очередной раз «разорвут» нашу экономику своими санкциями, где стоимость нефти будет по 20 долларов (или ниже) за баррель и обменном курсе 1 доллар = 100 рублей или еще хуже. Способ избавиться от таких прогнозов достаточно прост: надо набраться мужества, терпения и решимости и начать продвигаться в ситуации тотальной неопределенности.

Этот новый контур не предполагает, однако, перебегания и встраивания на любых условиях в юань и в просевший, но с огромным потенциалом, контур китайской экономики. Текущая ситуация должна быть использована для восстановления экономической суверенности и промышленной системы страны, нацелена на формирование новых плацдармов будущего, включённых в глобальные цепочки добавленной стоимости.

Нам необходима системно-цифровая карта обновлённой промышленности России со всем набором ведущих секторов и переделов в виде новых индустрий и опережающих производств – «заводов развития». Если мы не наметим контуры экспансии и рывка сейчас, мы рискуем не сделать этого уже никогда.

Сеть «заводов развития» – это специально спроектированная система опережающих производств верхнего этажа, состоящая из сети опытно-экспериментальных производств, способных во взаимодействии с научными и академическими центрами быстро переводить прототип нового технологического решения в массовый тиражируемый продукт мирового уровня для его дальнейшего продвижения на перспективные внешние и внутренние рынки, задействуя имеющийся потенциал ведущих российских компаний.

Принятие этого подхода в развитии национальной промышленности в условиях кризисных явлений в экономике существенно дополняет и усиливает в национальных интересах концепцию формирующейся в мире «Индустриализации 4.0.», включает в себя как важный технократический элемент, так и формируемые передовые научно-производственные и социокультурные системы нового типа в России и в мире.

Новый контур – это еще и система цифрового планирования и анализа достигнутых результатов деятельности рыночных субъектов в режиме реального времени. Это предприятия и кластеры в области лазеростроения и станкостроения, производства новых материалов, самолётостроения, двигателестроения, автомобилестроения, железнодорожного транспорта, новое приборостроение и многих других.

Пользуясь ситуацией дефрагментации сложившихся глобальных связей, надо намечать прорыв по формированию новых рыночных экосистем с нашим участием. Прежде всего это рынки Юго-Восточной Азии и Центральной Азии, а также Африки, где многие государства этих регионов готовы к тому, чтобы США и Китай несколько потеснились и дали место России.

Это принципиальная установка на экспансию и новый целевой вектор, куда мы можем и должны прийти и прорваться.

Также необходимо быстро наращивать темпы роста экономики внутреннего потребления, быта наших людей и производства «товаров группы Б», практически стремясь к полному самообеспечению в этом направлении. Здесь уместна аналогия с советской классификацией, в рамках которой производство товаров делилось на две группы: группа А: производство средств производства (товары промышленного назначения) и группа Б: производство товаров народного потребления (потребительские товары). Это и быстрый оборот денег, и быстрое наращивание объёмов производств.

Абсолютно ложным, направляющим значительные усилия в пустоту, является популярный экспертный концепт «разделения труда», который заставляет встраиваться в «хвост» развитым странам и территориям. Новым и более перспективным в современных условиях концептом уже давно является интеграция труда при постановке и решении общезначимых мировых проблем (Карл Мангейм). Поэтому требуется не разделение труда, а «разделение в труде» вокруг фронта общемировых проблем, которые должны решаться в опережающем режиме. В том числе это необходимо для решения задач вывода из социально-экономической депрессии наших регионов (Нечерноземья, Дальнего востока) и других регионов мира для реализации совместных программ и проектов развития (итальянского Юга, французской Нормандии, американского «ржавого пояса» и др.).

Основой нашего действия должно стать эффективное суверенное хозяйствование, основанное на возможностях современных цифровых технологий, практик прогнозирования и управления экономическим развитием.

Первое это то, что что следует незамедлительно приступить к разработке плана мер и мероприятий, предполагающего немедленные шаги по улучшению условий для работы реального сектора экономики, облегчающего ведение бизнеса, в том числе поддержки малого и среднего бизнеса под давлением внешних факторов, сделать все возможное для поддержки производства, для сохранения и создания новых рабочих мест.

Сейчас основное внимание должно быть сосредоточено на том, чтобы сохранить потенциал нашей экономики и, в первую очередь, частного сектора, в котором работают миллионы наших граждан. Именно сейчас перед субъектами малого и среднего бизнеса, перед работодателями стоит вопрос об их увольнении, выведении их в простой без содержания. В этой связи, необходимо в экстренном порядке рассмотреть вопрос о введении чрезвычайных мер по поддержанию стабильности на рынке труда. Людям и работодателям, оказавшимся по независящим от них причинам, в экстраординарных форс-мажорных условиях нужна поддержка государства.

По аналогии с ведущими европейскими странами нужно ввести гранты на компенсацию компаниям части зарплат, чтобы избежать массовых увольнений работников. Меры должны быть введены сроком не менее, чем на три месяца и при необходимости продлены после этого периода.

Второе, на что следует обратить принципиальное внимание – это правильно развернуть возможности цифровых технологий для создания принципиально новой системы управления развитием экономики страны. Стоит рассмотреть идею создания в качестве локомотива роста экономики агентство, выполняющее функции стратегического анализа, прогнозирования и планирования экономического и научно-производственного развития. Принципиальной задачей, поставленной перед таким агентством, должно стать проектирование новой экономической и хозяйственной системы на долгосрочную и среднесрочную перспективу.

Реализация этих мер, использование энергии и потенциала групп молодых лидеров, в том числе тех, кто сегодня принимает участие в таких конкурсах как «Лидеры России» и «Лидеры России. Политика» и многих других проектах, опыт реализации которых у нас есть, позволит существенно повысить социальный и экономический иммунитет и мобилизационные возможности в условиях противодействия глобальной пандемии, вовлечь специалистов научных организаций, экспертов и действовать сразу по нескольким направлениям: провести научно-обоснованный анализ, оперативно и своевременно противодействовать распространению вируса, обеспечить единое ситуационное информационное поле, позволяющее адекватно информировать граждан о принимаемых мерах.

Мир ждет нового пришествия России. И было бы чудовищной ошибкой потерять эту принципиальную возможность. Настало время забыть о любых быстро устаревающих пристрастиях и разногласиях и начать стратегическое нетривиальное управленческое действие для развития в это непростое время.